Что такое икогенология? Интервью с Т.Д. Зинкевич-Евстигнеевой

Сегодня мы беседуем с Татьяной Дмитриевной Зинкевич-Евстигнеевой, Директором Международного Института Комплексной Сказкотерапии©, доктором психологии, автором метода Комплексной Сказкотерапии©.

TD ZinkevichВопрос: Татьяна Дмитриева, давайте начнем с азов. Что это за наука такая – икогенология?

Татьяна Дмитриевна: Икогенология – это наука, которая возникла в недрах метода Комплексной Сказкотерапии©. Почему?
Потому что наступила такая необходимость. Мы накопили много и вопросов, и просьб, и проблем, касающихся воспитания детей и восстановления семейного благополучия, с которыми к нам обращались. Мы очень хорошо стали понимать, что к психологу, к сказкотерапевту люди обращаются, когда уже пришел кризис. Но если отмотать время назад и посмотреть, с чего все началось, очень многое можно было бы предотвратить.

Икогенология — выработка индивидуального стиля воспитания детей

Икогенология возникла в ответ на потребность предотвращения. Можно сказать и профилактики, но сначала это было больше предотвращение. Потому что бывает очень жаль, когда сложные ситуации — особенно когда дети входят в подростковый возраст – происходят в семье из-за того, что у родителей нет каких-то элементарных знаний по основам семейного благополучия, основам гендерного воспитания детей, мальчиков и девочек.

Нельзя сказать, что икогенология описывает, как надо воспитывать детей, или дает определенные шаблоны, которым нужно следовать. Нет, икогенология формирует для каждой конкретной семьи индивидуализированный подход к ребенку. Ребенку, который родился в этой семье, в этой культуре, в этих обстоятельствах, в это время, с такими-то особенностями. Это совместная выработка индивидуального стиля воспитания детей, органичного для каждой семьи, для каждого родителя, для каждого Рода  с учетом всех этнопсихологических особенностей.

к содержанию ↑

Икогенология – наука о семейном благополучии

А второй аспект икогенологии — это помощь в поддержании, укреплении и восстановлении семейного благополучия. Cоответственно, чтобы благополучие поддерживать, укреплять и восстанавливать, сначала нужно понимать, что такое семейное благо-получение, то есть, благо-получение того лучшего, что есть в мироздании. Давайте вспомним сказку про репку, начинающуюся словами: «Посадил дед репку»… Сказка «Репка» – это такая метафора, формула семейного благополучия: как его сажать, укреплять и поддерживать и как его «вытягивать».

к содержанию ↑

Икогенология —  наука о достижении гармонии в семье и роде

heart-762564_1280И третий аспект науки икогенологии – это аспект работы с Родом, с родовой системой, с тем совершенно невероятным древом с разветвленными корнями, которые мы несем в себе. В каждом из нас соединяется два древа от рода матери и рода отца, плюс мы соединяемся еще с древом наших спутников. И совершенно невероятная корневая система в нас входит, а мы в нее включаемся. И вот в этой системе стволов, ветвей, листьев, цветов и плодов нужно как-то гармонично жить.

То есть, фактически, икогенология — это наука о семье, о роде, о том, как жить в мире с самыми близкими, по крови связанными с тобой людьми, детьми, родителями и представителями рода.

к содержанию ↑

Почему нам нужно учиться быть мудрыми родителями?

Вопрос: Как Вы считаете, почему именно в наше время обучение родителей стало таким востребованным? Обучение родителей – как быть мудрыми родителями.

Татьяна Дмитриевна:  Мне кажется, что это проблема и культурологическая, и философская, и связана она с философией потребления. Что я понимаюю под философией потребления? Это система воспитания человека, как потребителя определенных благ. Особенно интенсивно она стала оформляться с середины прошлого двадцатого века. Заметьте, я не могу только критиковать систему потребления, потому что она дает определенный уровень комфортности и качества физической жизни человека, и это очень важно.

к содержанию ↑

Оборотная сторона философии потребления

Но важно понимать и другую сторону философии потребления — это выхолащивание определенных нравственных принципов, выхолащивание мудрости, накопленной тысячелетиями. Я сейчас коснусь именно самого тонкого, сокровенного механизма. Из-за оборотной стороны философии потребления стали выхолащиваться сокровенные знания, которые всегда были в культуре человека, в культуре этноса, в культуре рода. Эти знания как бы «проинсталлированы» в нас изначально, мы с ними приходим в этот мир, но доступ к ним стал перекрываться философией потребления. В целом стал преобладать поверхностный скользящий взгляд на жизнь, который позволяет беспечно, с легкостью потреблять и покупать.

Такой взгляд на жизнь закрывает доступ к очень важным глубинным знаниям – своего рода, навигационной системы человека в жизни. И возникает потребность найти баланс между этих полюсов: иметь доступ к сокровенным знаниям внутри себя и оставаться частью современного общества, пронизанного культурой потребления. Согласитесь, что полностью отрицать философию потребления мы не можем. Это будет обозначать разрушение той системы человеческих отношений, которая сейчас прочно укоренилась.

Очень важно, чтобы знание не несло разрушения, чтобы знание, которое мы даем родителям, их углубляло, давало доступ к своим собственным, тонким внутренним структурам, той самой навигационной системе, которая позволяет и правильно потреблять, в том числе.

к содержанию ↑

Знания без насилия и разрушения

Вопрос: Правильно я понимаю, что получается некий гибкий симбиоз? 

Татьяна Дмитриевна: Да, мы не можем попросить человека отказаться от того, что существует в данный момент. Это и не нужно, мы уже это проходили: «мы наш, мы новый мир построим, разрушим до основания старый мир». Можно, я приведу метафору – это похоже на процесс постепенного ремонта в квартире: выбросили старую мебель, расчистили углы, заменили полы, потом обои, потом окна. Такой подход более продуктивен — без слома старого под корень, потому что в старом очень много ценного. Вот такой подход к знаниям мы и предлагаем — без насилия и разрушения.

к содержанию ↑

Что делать, если «много чего хочу, но понимаю, что не могу»

letters-637206_1280Вопрос: Мне кажется, мы можем наблюдать, как «психология потребления»  ослепляет нас и сподвигает иметь все прямо сейчас, сию минуту. Как человеку начать делать первые шаги, как заметить в себе чрезмерное влияние или даже контроль психологии потребления?

Татьяна Дмитриевна: Самый первый симптом достаточно тревожный, но его легко установить. Это разрастание наших желаний до критической массы. Когда наши желания разрастаются до критической массы, появляется другое чувство: «Ой, я этого не могу». Появляется бессилие, безысходность: «Ну, как же я вот столько всего хочу, но у меня нет возможностей». С одной стороны, вся наша желательная сфера просто переполнена желаниями. С другой стороны, сразу же появляется ограничение «не могу». Если мы нашли в себе такое двойственное ощущение: много чего хочу, но понимаю, что не могу — вот это и есть первый симптом, который должен нас заставить остановиться, одуматься, сказать: «Стоп, значит, я уже стал пленником системы потребления».

У человека есть предел его желаний и, кстати, здесь уместно вспомнить замечательный роман Стругацких «Понедельник начинается в субботу», где есть научно-исследовательский институт чародейства и волшебства. Там был эксперимент, когда выводили идеального потребителя и первое его испытание привело к тому, что воронка потребления засосала все, что только можно.

Если нас засосало в эту воронку потребления, первый яркий симптом — это двойственность чувства: «Много чего хочу, но понимаю, что не могу». И тут нужно вовремя остановиться.

Самый первый шаг в процессе выведения себя из плена этой воронки потребления —  это учить себя целенаправленно, прикладывая усилия, слушать тишину. Как правило, человек, который попал в плен к монстру потребления, перестает слышать тишину и, соответственно, перестает слышать себя, тогда начинаются только навязанные желания. Вот этот рой, комариный рой навязанных желаний, порождает внутренний ответ на них «не могу».

Как только Вы зафиксировали первый симптом, следующий шаг – это поставить задачу: «Буду учиться слушать тишину, потому что это шанс услышать себя — что же я на самом деле хочу». Знаете, в системе потребления нам навязывают большое количество желаний, но они чужеродные, они, как мухи, жужжат вокруг нас и мешают сосредоточиться.

к содержанию ↑

Почему три года? И как не повредить внутренние информационные фильтры?

Вопрос: Очень ценные советы, благодарим Вас. Давайте вернемся к икогенологии и обучению икогенологов, тех специалистов, которые призваны помочь человеку услышать себя и найти свой внутренний баланс. Обучение специалиста икогенолога длится три года. Почему так долго? И вообще, долго ли это?

Татьяна Дмитриевна: «Не много, не мало, а ровно три года», как говорится в сказках. Почему три года? Конечно, весь материал можно начитать в течение года. Более того, если двигаться интенсивнее, можно «загрузить» человека и за месяц. Однако, усвоит он один процент из загруженной информации.

Видите ли, три года – это такой цикл, когда человек может  не только воспринять информацию, но и интегрировать ее в свою картину мира. А чтобы интегрировать информацию, ее нужно «просеять». Человек обязательно проведет информацию через свою «систему фильтров». Что нужно – возьмет, что не нужно – оставит, потому что информация всегда дается по принципу избыточности. Если человеку массированно выдавать информацию, мы сметаем его внутренние информационные, индивидуализированные фильтры. И он, фактически, становится жертвой манипуляции. У него уже нет энергии на то, чтобы выставлять эти фильтры, чтобы критически отслеживать входящую информацию. Получается, что нагнетая интенсивность информационного потока, мы лишаем человека свободы — брать информацию или не брать.

Период в три года как раз и учитывает принцип свободы, необходимость фильтрации, «проживания» информации, ее ассимиляции и интеграции в свою собственную картину мира. Три года — это тот средний цикл, когда можно интегрировать эту информацию органичным для себя образом, без насилия.

к содержанию ↑

«Когда Вы к нам приходите, сразу же все проблемы исчезают»

Вопрос: Существует три различных категории: икогенолог-практик, икогенолог-специалист и икогенолог-мастер. Расскажите, пожалуйста, в чем отличие?

Татьяна Дмитриевна: Что значит икогенолог-практик, почему это первая ступень, первая квалификация? Потому что после прохождения первого цикла человек получает необходимые практические инструменты, которые могут решать оперативные задачи. У него есть набор принципов и достаточное количество практики и часов супервизий, на основе которых он может решать многие практические задачи. Отвечать на вопросы о воспитания ребенка, диагностировать индивидуальные особенности, прокладывать маршруты, помогать родителям разрабатывать собственную систему воспитания.

Следующий уровень – икогенолог-специалист. Знаете, это как в притче —  сломался некий механизм, пригласили человека, чтобы он его починил. Он по нему ударил и взял за это 1005 евро. Пять евро он взял за удар, а 1000 за то, что он знает, куда ударить. Икогенолог — специалист может предельно точно диагностировать ситуацию в семье, знает, где их болевые точки и как с этими точками работать. Знает, как очертить зону ближайшего развития для семьи, какие задачи поставить.

А мастер — он и есть мастер. Мастер только приходит в семью, и кажется, что он ничего не делает, а все уже оказывается сделано. Поэтому некоторые говорят: «Вот Вы когда к нам приходите, сразу же все проблемы исчезают. Мы готовились к встрече с Вами, вот длинный список вопросов, а теперь он стал не актуален”. Почему так получается? Потому что мастер несет много информации в своем информационном поле. Причем, это поле – чистое.  И это чистое поле начинает работать с полем семьи, когда мастер приходит.

Это сокровенный механизм этих квалификаций. А если говорить о наполнении программы, то основы икогенологии изучаются на первом цикле. Икогенолог-практик располагает всеми основами. Специалист более детально раскрывает и постигает  какие-то сложные явления, поэтому у него есть доступ к более серьезным деталям. А мастер видит и детали, и все в целом, и еще в индивидуальном преломлении каждого человека, каждой семьи.

к содержанию ↑

Три напутствия родителям. А при чем тут наказание?

Вопрос: Татьяна Дмитриевна, благодарю Вас за увлекательную беседу. Можно попросить вас дать напутствие нашим читателям — давайте будем ориентироваться на родителей. Что бы Вы пожелали современным родителям?holding-hands-752878_1920

Татьяна Дмитриевна: В первую очередь я бы пожелала следующее — очень важно стартовать  с такой простой идеей, что каждому родителю дается тот ребенок, которого он в состоянии воспитать. Даже, если на Ваш взгляд, в характере ребенка есть большие странности, в глубине вас, как родителей, есть мудрость и есть знания, как с этими особенностями взаимодействовать и работать. И через это по иному можно открыть любовь к своему чаду.

Поэтому, первое напутствие – помните, пожалуйста, о том, что каждому родителю дается тот ребенок, которого он в состоянии воспитать. Если родитель не знает инструментов, то любовь к ребенку — настоящая, подлинная любовь — поможет ему найти и наставников, и помощников.

Второе, понимать — что такое наказание. У нас это часто является камнем преткновения с русскими родителями. Наказание часто путают с оскорблением. Оскорбление – то есть то, что приносит скорбь. В русском слове есть слово «скорбь», «унижение». А наказание – в корне этого слова есть старинное русское слово «задача», «наказ», «урок», «испытание».

То есть, самое главное — понимать, что наказание — это постановка задачи. Без родительских наказов не бывает воспитания, потому что наказы позволяют ребенку подсказать, поставить задачу: как стать лучше, как исправить то, что тебе же самому и мешает быть в ладу с собой и с твоими друзьями, с твоим миром, с твоими наставниками? Если правильно понимать наполнение слова «наказание» – много встает на свои места. Наказание не должно становиться санкционным режимом, режимом оскорблений. Культура родительских наказов — это стержень воспитания.

Третье сильное пожелание, которое хотела бы сделать для родителей, — это вспомнить свое детство. У нас есть очень большая проблема со многими взрослыми людьми – отрицание детства. Может быть, в их детстве что-то было травматичное. Может быть, они пережили нечто такое, что они хотят забыть и вытеснить, но это будет мешать воспитанию собственных деток.

В этом я убеждалась множество раз — как только взрослый человек принимает свое детство, исцеляет свои шрамы ребенка травмированного и воспитывает своего ребенка больного, в корне меняется подход к воспитанию и качество отношений с ребенком. Поэтому принятие своего внутреннего ребенка, принятие своего детства, проработка детского пласта, то есть опыта до 21 года, — крайне важно, чтобы стать мудрым, самодостаточным, внимательным родителем. Вот, наверное, это три основные вещи.

Благодарим Татьяну Дмитриевну за глубокую, содержательную беседу!

magnolia-trees-556718_1920

Беседовали Елизавета Хаустова, Алина Бахарева

Поделиться с друзьями

Почитать похожие...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *